< Гуманитарное «сердце» | Андрей Теслинов

Гуманитарное «сердце»

Теслинов А.Г. Гуманитарное «сердце» образования менеджера // Бизнес – образование. № 1(12), 2002. С. 46-59.

Гуманитарное «сердце» образования менеджера

Введение

Образ современного бизнес-образования

Образ современного бизнес-образования

Из всех разновидностей беспокойств за отечественное бизнес-образование самым серьезным является беспокойство за его качество. Понятие это «качество бизнес-образования» чрезмерно перегружено, что мешает беспокоиться со смыслом. Здесь, например, этот смысл окрашен двумя мыслями: о разнице между образованием и обучением, и о качестве как степени соответствия того, что нужно, тому, что есть. От этого получается, что качество бизнес-образования — это какая-то степень соответствия образов мира и бизнеса самому миру и бизнесу в нем, степень полноты и активности этих образов. «Соответствие образов действительности» и «полнота этих образов» — это понятно всякому. Про «активность» стоит сказать, что образы мира тогда активны в нашем сознании , когда они обладают характером, с одной стороны, восходящим к постижению новых идей и построению новых смыслов действительности, а с другой — нисходящим к возможности использования этих образов для поведения и развития собственной деятельности (рис. 1).

2002be1-31

 Рис. 1. Схема направлений активности образов мира

Мысль об образовании менеджеров в этом ключе развертывается здесь вместе с гипотезой: таких свойств у качества бизнес — образования менеджеров не возникает, если эти образы не являются гуманитарным знанием. Образно говоря, у качества образования менеджера должно быть гуманитарное «сердце».

Что же дает гуманитарное знание живым образам мира менеджера и чего он лишается без этого «сердца»?

Образ живого мира менеджера

Под менеджером следует понимать специалиста, объектом труда которого являются люди, выполняющие свои обязанности. У такого специалиста, по сути, существует только одна задача — побудить (некоторые говорят и «заставить») своих подчиненных делать то, что они должны делать в организации. В жизни эта задача приобретает сложную конфигурацию, в которой сочетаются такие компоненты, как планирование, принятие решений, координация и другие. Но во всех этих компонентах присутствует главное — человек, над которым менеджер имеет власть. Если объектом труда менеджера является человек, то предмет его внимания — нечто такое в человеке, зная которое и опираясь на которое им действительно можно управлять.

Стоит специально поразмышлять над тем, что же следует различать в человеке как наиболее существенное и особенное, что в основном определяет его поведение. Такое различение проводилось в древние времена и проводится сейчас во всех «включенных» в жизнь умах.

Одна из наиболее древних мудростей, изложенных в учении Гермеса Трисмегиста, основывается в таком различении на законах эволюции, действующих во всех планах действительности: духовном, творческом, ментальном, материальном, психическом и других, какие можно выделить в процессе познания мира. Согласно этому могучему учению, повлиявшему на становление практически всех древних и современных мировоззрений, человек есть синтез объективного и субъективного миров, развивающихся в соответствии с законами поляризации, объединения, цикличности, проявления и другими. В этом синтезе объективный мир образуется и выражается такими началами мироздания, как Разум, Причинность, Энергия, стоящими в полярном отношении к Мудрости, Милосердию, Сознанию, которыми образуется и выражается субъективный мир. В человеке эти противоположные начала объединяются, образуя линию взаимопорождающих принципов Божественного совершенства (Абсолюта), Гармонии, Формы, Реальности. Наиболее полно эта система принципов выражается в каббалическом учении о десяти Сефиротах — творческих ипостасях Божества (рис. 2).

2002be1-32

Рис. 2. Система Сефирот в различении устроения человека 

Помимо толкования космогонической идеи через структуру сефирот, это учение раскрывает значение человеческого пути во вселенной и существа жизненных задач человека. Менеджер — это тоже человек. Поэтому и его задачи состоят в том, чтобы, с одной стороны, распознавать божественный замысел, волю, желание как субъективное начало, заключенное в каждом явлении бизнеса, а с другой — осуществлять сознательное подчинение силам природы, основанное на понимании значения синтеза объективного и субъективного как способа овладения безграничной творческой силой Бога.

Эта идея нашла отражение и в других, казалось бы, далеких философско-религиозных учениях. Так, ведическое учение определяет несколько путей человеческого совершенствования:

  • путь познания (Джнана Йога) как движение через освоение субъективного начала;
  • путь любви и жертвы (Бхакти Йога) как движение через освоение объективного начала;
  • путь действия (Карма Йога);
  • путь внутреннего сосредоточения (Раджа Йога) как движение через освоение андрогинного (гр. androgynos — двуполый) начала природы.

То же самое можно найти в философии розенкрейцеров: путь Розы, путь Креста, путь Пеликана. В этих учениях различение главных компонентов человеческой сущности основывается на идее о фундаментальной закономерности эволюционной развертки мира, проходящей через человека. Продолжение такого взгляда на человека может помочь в установлении актуальных и фундаментальных задач его существования. Все это имеет отношение, разумеется, к тому менеджеру, который сознает, что бизнес-процессы, в которые включен он и его подчиненные — это существенная часть жизни, «даденной» нам не специально для «извлечения прибыли из успешно организованной деятельности».

2002be1-33

Рис. 3. Схема структуры человека в христианской традиции

Христианская философия основывает ключевые различения в устроении человека на определении их происхождения (или, как говорят слишком обобщенно, природы компонентов) и способностей. Такой взгляд выделяет в человеке телесное, душевное и духовное (рис. 3).

Дух — как бессмертная энергия, истекающая от Бога, направляющая развитие тел, определяющая ум, мышление, волю, чувства человека; часть человеческого сознания, восходящая к Богу и способная воспринимать Его откровения; распознающее начало в человеке; истина и источник жизни.

Душа — как «совокупность органических и чувственных восприятий, следов воспоминаний, мыслей, чувств и волевых актов, но без обязательного участия в этом комплексе высших проявлений духа» ; воспринимающее и чувствующее начало в человеке, обитающее в его сердце.

Тело — как временное «жилище» Души и воплощение Духа; сгусток материи, несущий печать Духа и являющийся инструментом в осуществлении его свойств, наделенный способностью взаимодействия с грубыми силами природы через ощущения органов чувств и поведение в пространстве и времени; ощущающее начало в человеке.

Такой взгляд на человека позволяет определять происхождение любых явлений человеческой жизни и отделять в них главное, истинное вечное от второстепенного, зависимого, временного ради осуществления самого высокого замысла Бога. Этот взгляд указывает на те сферы устроения человека, которые «нуждаются» в различном обращении к ним, поскольку обладают особенными свойствами.

2002be1-34

Рис. 4. Схема устроения человека в эзотерической интерпретации

Эзотерическая философия рассматривает человека с точки зрения его места и роли в эволюционных процессах творческого строительства Вселенной от ее низших планов существования к высшим. Под планами понимаются определенные виды энергии, с которыми связаны возможности форм их воплощения. С этой точки зрения, человек представляется как какой-то «проводник», осуществляющий сознательное преобразование низших планов в высшие (рис. 4). Наиболее существенная черта этого «проводника» состоит в том, что он сознательно способствует преобразованию Вселенной. По этой причине человек всегда соединяет в себе два плана и способности по их преобразованию.

Такой взгляд на человека позволяет в каждом событии жизни как событии космического значения определять актуальную задачу проживания как задачу совершенствования Вселенной. Этот взгляд способствует различению в человеческом поведении конструктивных и деструктивных компонентов, что становится возможным благодаря ясной картине направления перемен в нем и в окружении.

Существуют и другие представления о строении человека, которые могут быть предметом особых исследований и рассуждений. Мы же продолжим попытку объяснить значение гуманитарного знания и образования в творениях и деятельности менеджера как специалиста «по человеку».

Предмет деятельности менеджера, это особенное нечто в человеке, определим так, как это удобно для понимания его особых свойств по характерным закономерностям их проявления. Причем в этом различении будем опираться на то особенное, что открыто современными науками. Это существенное уточнение позиции анализа, поскольку многие концепции человека, в том числе и упомянутые здесь, основываются на других откровениях — откровениях сердца, интуиции, ума в мистическом состоянии постижения Бога и других. Научный подход уместен здесь для осмысления существа образования менеджера, то есть целенаправленного формирования его образов действительности с опорой на результаты гуманитарных наук.

2002be1-35

 Рис. 5. Предмет управления менеджера

Итак, то самое нечто в человеке представляется как триада: животное, человеческое и божественное (рис. 5). В этом взгляде в какой-то мере соединяются представления различных учений о сущности человека. Но эти представления рассматриваются здесь с прагматической позиции — с точки зрения намерения увидеть то в человеке, что открывается современными опытными и теоретическими дисциплинами и может быть передано (преподано) в ходе образовательного процесса.

Животное в человеке — это все то, что подчинено силам его плоти или, как говорят, «сосуду» его души. Это то, что заставляет человека есть, пить, ходить, бегать, укрываться от холода и зноя, защищаться от вторжения, совершать захваты «территорий», закрывать глаза от сильного света, утверждаться среди коллег, хитрить, рождать детей, заботиться о них, засыпать утомленным. Словом, это то в человеке, что подчинено инстинктам и связано с поддержанием его физического существования.

Человеческое в человеке — это все то, что подвластно силам его ума и чувств и исходит от его принадлежности к единственному подлинному индивидууму на Земле — человечеству. Это то, что позволяет ему решать, распознавать, выбирать, заботиться о пожилых и слабых, разрабатывать стили, понимать, улучшать условия жизни, строить планы, создавать ассоциации и сообщества, писать книги и статьи, посещать клубы, осознавать ценности, тренировать мышцы, разгадывать кроссворды, жертвовать жизнью, выбирать роли в командах и т.д. Словом, это то, что мы относим к интеллектуальному, психическому, социальному, культурному.

Божественное в человеке — это то, что выше способностей его рассудка и существует за пределами любых ограничений пространства и времени. Это то, что побуждает его искать в событиях и своей жизни высший смысл, который побуждает к проявлению бескорыстного добра, поскольку «человек в принципе или по назначению своему есть безусловная внутренняя форма для добра как безусловного содержания; все остальное условно и относительно». Это то, что слышится нами как внутренний голос, голос совести, откровение. Это то, что чувствуется нами как проявление Единства всего со всем. Говорят, что это душа. Божественное в человеке — это область, куда наука почти не проникает, поскольку не имеет для этого инструмента.

Если так смотреть на любого подчиненного или группу подчиненных, то, по сути, необходимые знания менеджера, из которых он должен строить образы актуальной для него действительности, — это знания о свойствах рассматриваемой триады.

В традиционных дисциплинах и концепциях, которые изучает менеджер в ходе обучения в бизнес-школах, эти свойства, как правило, представлены, но в некотором роде в «свернутом» виде. Обычно студент таких школ, и в особенности на ранних этапах обучения, осваивает эти свойства в виде мозаики приемов и подходов к своему ремеслу. Эти приемы представляются в виде практичных рекомендаций по улучшению деятельности. Например, это рекомендации:

  • по построению моделей компетентности персонала,
  • по управлению командами,
  • по технологии принятия решений,
  • по построению систем мотивации подчиненных
  • по использованию примеров успешного управления подчиненными.

Пожалуй, для получения быстрого эффекта в совершенствовании своей деятельности менеджеру этого вполне достаточно. А далее все происходит по принципу «умный догадается, а глупому не объяснишь», что еще нужно узнать о людях, которые тебе доверены.

Необходимость более глубокого понимания предметов своего труда возникает тогда, когда разнообразие действительных человеческих поступков и поведения превышает по размеру и мощности разнообразие выученных рекомендаций. В этих условиях традиционные предметы бизнес-образования перестают помогать, поскольку за ними не обнаруживаются те основания, которыми и являются представления о свойствах нашей триады. Тогда и приходит понимание ограниченности образов мира, построенных без фундамента. Но тот, кто его находит, научается обнаруживать новые грани и в тех концепциях, которые уже освоены.

Поэтому для обогащения образов мира и своей деятельности у менеджера возникает необходимость в умении рассматривать концепции менеджмента сквозь призму свойств и закономерностей животного, человеческого и божественного в человеке. Это означает, что для повышения качества самого процесса образования менеджеров в нем должно «заработать» гуманитарное «сердце».

Способности гуманитарного «сердца» образования

Гуманитарное знание и образование предназначены для того, чтобы помочь человеку построить образы мира, в которых возникали бы ответы на вопросы: как устроен человек?, почему он поступает так или иначе?, почему в разных условиях он поступает по-разному?, что влечет его?, как изменяются его устремления? и т.д. Но сегодня не существует ни одной дисциплины, которая могла бы представить только свою мудрость для целостного построения таких образов.

Пожалуй, самой существенной особенностью гуманитарного знания является то, что оно не существует в виде завершенных (и утвержденных) текстов и учебников: настолько сложен его предмет — человек. Оно может возникнуть лишь в сознании. Речь идет о сознании неофита, осваивающего обязательно несколько дисциплин гуманитарного профиля и при непременном условии: вместе с изучением учебников происходило действительное наблюдение человеческой природы.

Разумной и, пожалуй, пока единственно возможной попыткой образовательной среды считается создание целостного гуманитарного курса из нескольких учебных дисциплин, которые, как ожидается, только в совокупности смогут помочь ищущему. Некоторым приемлемым сочетанием, с точки зрения образования менеджера, можно считать гуманитарный курс, в структуре которого соединены:

  • психология;
  • культурология;
  • андрагогика;
  • социальная психология;
  • педагогика;
  • политология;
  • филология;
  • социология;
  • история;
  • философия.

Под действием уже разогнавшихся мыслей о качестве бизнес-образования хочется понять насколько полно это сочетание дисциплин может раскрыть менеджеру свойства и закономерности триады (животное, человеческое, божественное в человеке). Попытаемся рассмотреть эти дисциплины, находящиеся в современном состоянии развитости, с такой точки зрения.

Психология объясняет многие проявления животных и социальных инстинктов в человеке, опираясь на феномены человеческого поведения в различных условиях. По исходному назначению и происхождению (гр. psichikos — душевный) эта сфера знания «обещала» объяснить более «тонкий» аспект феномена человека — свойства его души. Но, определив душу как свойство тела, традиционная психология «лишила» себя такой высокой возможности и многие проявления «божьего царства внутри нас» рассматривает приземленно. Тем не менее, животное и человеческое в людях эта наука раскрывает.

Социальная психология раскрывает тайны человеческого поведения, опираясь на проявления закономерностей, действующих через человеческие группы (лат. socialis — общественный). Менеджер, осваивающий социальную психологию, научается предугадывать поведение своих подчиненных, рассматривая их в состоянии, когда они, будучи в коллективах, обнажены перед могучими животными инстинктами и менее всего способны слышать свой внутренний голос. Но разумное отношение к этим инстинктам проявляется и на человеческом плане.

Андрагогика (гр. andros — мужчина) как наука о «вождении» возмужавшего (взрослого) человека по ступеням познания в основном построена на откровении психологии взрослых. По этой причине она стоит на тех же основаниях, что и ее прародительница -психология. Но, рассматривая эти основания под углом зрения возможностей для постижения мира, андрагогика в действительности тщательнее исследует раскрывающееся человеческое в человеке.

Почти такое же место занимает в гуманитарном знании и традиционная педагогика. Однако, рассматривая людей как учеников в состоянии, когда их сознание еще наивно, как сама природа, то есть не отягощено опытом многолетнего проживания в социальном пространстве, не перегружено стереотипами отношения к действительности, не сжато ответственностью за рациональное использование времени, педагогика «захватывает» нечто божественное в человеке. В особенности это проявляется в тех ее разделах, где изучаются и разъясняются креативные (лат. creatio — созидание) способности человека и раскрываются тайны воспитания.

Филология как дисциплина, изучающая тексты, языки, литературу народов, может объяснить подлинно человеческое через его проявление в речи, слове. Правда, предмет этой сугубо человеческой дисциплины неизмеримо шире того, что она в нем находит, ведь «вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Но сегодня в этой гуманитарной дисциплине любовь к собственно человеческому слову (гр. phileo -люблю, logos — слово) сильнее любви к «Слову у Бога», то есть горизонт филологии как науки, развивающейся к божественному, чист.

История в наиболее прогрессивном содержании своим методом (историческим) в едином взгляде «схватывает» проявления всех граней человеческой природы. Сила исторических уроков состоит в том, что они могут раскрыть закономерности совместного действия человеческих инстинктов, интеллектуальных способностей людей и духовных влечений и устремлений как отдельных личностей, так и человечества в целом. Исторические параллели могут наглядно показать движение «волны, рожденной не в нас самих, но идущей через нас» и открыть нам красоту, могущество, мудрость и неизбежность, воплощенные в потоках божественных сил в человеке. Однако «может» еще не означает «будет». Поэтому история как дисциплина образует замечательную возможность понять триаду, но воспользоваться ею, как показывает история, суждено не всем.

Культурология — молодая дисциплина с хорошей «родословной». Она задумана как поток сознания, направленный на объяснение результатов действия тонких сил, в основном управляющих поведением людей. Культурология может помочь пониманию различий в поведении людей, чье сознание формировалось в различных социальных, географических, политических и других средах. В этом смысле культурология отражает в нас подлинно человеческое, что может быть обнаружено лишь при особенном «освещении» того, что люди почитают больше другого (лат. cultus — почитание). И если эта гуманитарная дисциплина объяснит природу человека через неизбежность и необходимость почитания возвышенного («культ — у — Ра» — почитание Солнца), то сможет открыть в нас божественное. А пока — только человеческое.

Политология тоже относится к гуманитарному знанию, поскольку в искусстве управления социальными группами (гр. politike — искусство управления государством) отражает свойства этих групп. Поэтому можно полагать, что политология научает понимать человеческое в больших группах людей. Так и есть, поскольку очевидно, что целенаправленное управление общинами доступно только ему. Но само искусство управления в наиболее эффективной форме основано на понимании поведенческих свойств человеческой толпы. Толпа и народ образуют противоположности. Когда народ становится толпой, то по отношению к нему начинают действовать законы животного мира. И это тоже изучает политология.

Социология имеет своим предметом общие закономерности общественной природы. В отличие от социальной психологии, в ней рассматриваются более общие закономерности существования больших и малых групп людей, чем только с точки зрения коллективного бессознательного. В современном виде социология сузила свои претензии до освоения методов обследования человеческих умонастроений и потребительских предпочтений, хотя в ранней социологии ставились более возвышенные задачи: понять в целостности новую и отличную от всего остального мира сферу действительности (в отличие от биосферы, геосферы, стратосферы, литосферы и других сфер). Можно сказать, что в настоящее время социология охватывает первые два аспекта триады с акцентом на второй.

Философия, по мнению философов, — «язык, на котором расшифровываются свидетельства нашего сознания». С этой позиции в сферу ее внимания попадает все, что становится предметом переживаний человека, окрашенных возвышающим его намерением получить объяснение и самого переживания, и «устройства», и возможности переживаемого события. Философия возникает там, где совершается попытка продолжить наблюдаемое и переживаемое событие за пределы его самого в область человеческого сознания, для которого ни в коем случае не мыслятся какие бы то ни было границы. По этой причине так называемые «вопросы философии» задаются по отношению к любому явлению действующего и воспринимаемого мира: что такое культура?, что такое материнство?, что такое любовь?, что есть Бог, смерть?, что есть животное в человеке?, безусловно ли добро? и другое. Постановка вопросов такого рода чаще всего выводит ищущего к поиску во всем временном — неизменного, в конечном — бесконечного, в смертном человеческом теле — бессмертной души. Словом, область философии в гуманитарном знании распространяется на все его аспекты.

Эти рассуждения могут быть представлены в виде совокупности не бесспорных, но все же обоснованных оценок гуманитарных дисциплин с точки зрения степени отражения в них свойств триады (табл. 1).

tabl.1

Этот краткий анализ возможностей гуманитарных дисциплин приводит к ряду простых обобщений полноты, глубины и полезности для менеджера гуманитарного курса как целостности.

Прежде всего, явно подтверждается суждение о том, что ни одна дисциплина не способна выступить в качестве единственного основания для построения целостного образа мира и бизнеса, в котором нуждается менеджер. Здесь нужно объединение знаний многих гуманитарных дисциплин, которые в некотором синергетическом эффекте образуют устойчивый, но открытый образ мира и действительного человека в полноте его граней (рис. 6).

2002be1-36

Рис. 6. Схема возникновения гуманитарного образа мира

Пожалуй, на эту роль может претендовать только философия — «царица наук». Не случайно же философия была первой наукой, которая преподавалась во всех университетах мира. Но для этого философия как учебная дисциплина не должна изучаться как история философии, что наблюдается повсеместно. Это должна быть дисциплина, научающая свободному мышлению и объяснению всего того, что приносит наше сознание. Пока среда бизнес — образования, да и традиционного вузовского образования к этому не готова, как не готовы и многие философы.

2002be1-37

Рис. 7. Картина полноты отражения аспектов гуманитарного знания в гуманитарном курсе для менеджеров

Глядя на картину полноты гуманитарного знания по аспектам триады (рис. 7), можно понять, что структура гуманитарного курса действительно отражает в людях главным образом человеческое, то есть подлинно гуманитарное знание. Это означает, что менеджер, который до погружения в такую образовательную среду не сознавал глубины и особенного «напряжения» знания о свойствах живого интеллекта и живых чувств, определяющих поступки своих подчиненных, получит приращение образов мира. Это означает, что ему станет понятно, например:

  • что за ролями в команде «стоит» великий динамический закон проявлений, по которому явный результат команды появляется только тогда, когда завершится полный цикл «волны» проявления двух пар ключевых оппозиций;
  • что только доведенный до отчаяния коллектив способен на решительные перемены;
  • что не стоит всюду утверждать командный подход к осуществлению деятельности, поскольку только одиночки порождают решения гениальные, хотя и необоснованные, а коллектив — только обоснованные, но не гениальные;
  • что между описанием апокалипсиса Нострадамуса и умиранием организации существует много общего и т.д.

Кроме того, многие поступки подчиненных, порожденные инстинктами биологического происхождения, перестанут удивлять и расстраивать, но приобретут уместное для них понимание и признание.

При этом картина распределения знания показывает также (рис. 7), что у образованного в гуманитарном отношении менеджера не очень много шансов «увидеть необыкновенное в обыкновенном». Об этом свидетельствует узкая «полоска» знания о божественном в человеке среди обширного знания об остальном. Это означает, что могут не раскрыться многие неясные для мировоззрения, выращенного без религиозного опыта, явления человеческой природы. Не будет понятно, например:

  • Почему иногда талантливый и способный на многое подчиненный уходит из организации даже при хорошем окладе. В этих случаях проявляется закон божественного плана в человеке: «вкусивший вышних благ пренебрегает низшими».
  • По каким неуловимым признакам можно понять, что организация не сможет долго существовать, даже если сегодня хорошая прибыль. Для этого надо узнать, что «тонкое» господствует над «плотным».
  • Каков действительный смысл деятельности для тех, кто слышит в себе голос высокого «Я». Для этого надо «открыть», что у развития человека есть только нравственная цель.

Но все же понятно, что в целостном синтезе гуманитарные дисциплины, как никакие другие, способны создать такой образ мира и человека в нем, который станет оживляющим сердцем в том, что мы понимаем под качеством бизнес — образования.

Сердце чувствует на расстоянии

Возможно ли гуманитарное бизнес-образование на расстоянии? Этот вопрос непременно возникает, когда имеется в виду образование действующих менеджеров, то есть людей занятых.

Принципиально «да», поскольку результаты процесса образования — представления и активные образы мира — не передаются посредством учебников или из уст в уста, а возникают (или не возникают) в сознании студентов. Поэтому расстояние в таком процессе — не главное препятствие. Важнее способ, которым совершается порождение представлений.

Опыт преподавания гуманитарных дисциплин подсказывает, что этот способ должен обладать следующими признаками:

  • Обучение должно быть основано на наблюдении жизни, происходящей «здесь и сейчас». Это относится к контексту, в котором должны преподаваться вопросы гуманитарного знания, к содержанию и форме учебных материалов, к методике опроса и логике формирования заданий для студентов.
  • Обучение должно быть технологично в вопросах чередования форм обучения (очных встреч, самостоятельной работы, погружения в предметную область и т.д.), структуризации учебных материалов, способов консультирования студентов.
  • Обучение должно быть пронизано культурой народа, к которому относят себя студенты. Это не означает, что обучение должно быть изолировано от взаимодействия с другими культурами. Напротив, освоение общих закономерностей в ключевых аспектах гуманитарного знания существенно обогащается за счет сравнения образцов культур народов. Но культура — это та среда, в которой находятся духовные силы ищущего, помогающие осознанию глубин человеческой природы. Пожалуй, технические предметы можно изучать где угодно. Правда, и здесь хорошо бы быть ближе к предмету изучения — технике. В освоении триады надо быть ближе к ее обнаженным формам. Ничто так не обнажается взору, как родное. Философы убедили людей, что «понимание — это соединение родственных между собою вещей». Родная культура для человека выступает как истина или, как прекрасно сказал Экзюпери, «та почва (для апельсинового дерева), на которой оно дает лучшие плоды».
  • Обучение должно изобиловать вопросами и заданиями, обращенными к самому студенту, к тому месту в нем, где, как ожидается, появится желанный образ. Без такого рода труда над собственным сознанием образование бесплодно.
  • Обучение должно быть вплетено в деятельность студента содержанием, примерами, заданиями. В этом смысле учебными объектами должны стать сам менеджер и живые люди вокруг него. Это нужно и с психологической точки зрения (мы надежнее осваиваем то, что находится в ближней «зоне» нашего восприятия), и с точки зрения практической, потому что для тренировки ума и сердца нужен настоящий «полигон».
  • Обучение должно побуждать студентов — менеджеров к саморазвитию и самореализации. Это означает, что, во-первых, задания для студента должны быть выстроены в систему с восходящими требованиями по сложности и прицельности, а, во-вторых, процесс образования должен выстраиваться с обязательной обратной связью между результатами опытов студента и его сознанием — ведь мы говорим о целенаправленном бизнес-образовании!

Воплощение такого способа преподавания гуманитарных дисциплин вместе с психологическими правилами обучения взрослых может привести к успеху бизнес-образования.

Заключение

Теперь уже кажется, что менеджмент для человека — самый быстрый путь саморазвития, поскольку он ставит перед ним такие задачи, которые в жизни возникают с меньшей интенсивностью. Эти задачи побуждают его постигать «триаду», все более открывая внутреннему взору наблюдательного менеджера образ Бога в человеке.

Менеджер, наделенный гуманитарным знанием, приобретает способность не только глубже понимать себя и подчиненных, а также действительные основы человеческого поведения, но и узнавать, и чувствовать Его в себе и в каждом.

Благодаря гуманитарному знанию происходит одушевление труда менеджера. Отдельные приемы и методы управления людьми приобретают значение целостного знания об удивительном феномене на Земле — человеке. И в организме, оживающем под воздействием особого «дыхания» менеджмента, появляется сердце.

8

© 2019 Андрей Теслинов // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru