< Плацентарная модель инноваций | Андрей Теслинов

Плацентарная модель инноваций

Судя по количеству употреблений в государственной риторике терминов инноватики, по России идет волна обновления экономики и социальной практики за счет организации инновационной деятельности. И, как это происходит во время любого прилива, его волны вместе с новыми возможностями приносят и много «мусора».

К возможностям следует отнести создание в стране большого количества организаций и запуск программ, нацеленных на построение национальной инновационной системы: государственный фонд фондов и институт развития Российской Федерации (ОАО «РВК), Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, Фонд инфраструктурных и образовательных программ «РОСНАНО», ОАО «Российский Банк поддержки малого и среднего предпринимательства» (МСП Банк), Московский венчурный фонд и многие другие, деятельностно объединенные с 2015 года в государственную программу Национальной технологической инициативы (НТИ). Подобные крупные организационные решения послужили толчком к появлению более мелких – к созданию большого количества сервисных, финансовых, комплексных и других организаций (бизнес-инкубаторов, акселераторов, технопарков, технополисов и пр.). Классификация их не может быть завершена, поскольку речь идет о развивающейся социокультурной практике. Деятельности этих организаций подстегнули сначала практическую, а затем и теоретическую волны вопрошания инноватики. Эта сфера знания приобрела мощный импульс к развитию.

К «мусору» можно отнести примеры чужих опытов запуска инновационн ых процессов, целиком переносимые в российский культурный контекст. Так, неудачными следует признать попытки следующих повторений:

  • Повторения корейского или сингапурского опыта организации рискованного (венчурного) наукоемкого производства в условиях спекулятивной (неинновационной) ориентации банковской системы;
  • Повторения опыта запуска успешных на Западе финансовых инструментов в условиях неработающего правового поля;
  • Повторения, например, индийского опыта взаимного «опыления» стартапов и предприятий в российских кластерах с остывшей за годы постсоветского торжества либерализма культурой сотрудничества;
  • Повторения надежд на интенсивный прирост инноваций на предприятиях, еще не вошедших в «четвертую веху инновационного развития», в которой все инновационные инструменты обращаются на организацию внутренней инновационной деятельности;
  • Повторения призывов к модернизации, то есть к стилизации (модерн – стиль) экономики страны в условиях, когда она нуждается совершенно в другом, в развивающем обновлении. Известно же, что модернизация беспорядка приводит к модернизированному беспорядку и не более.

Последнее наблюдение особенно отчетливо указывает на то, что затруднения в практике инновационной деятельности носят концептуальный характер.

В статье вскрываются эти затруднения и обсуждаются способы их преодоления.  Предлагается поучиться у живой природы в рождении чуда – новой жизни.  Это происходит благодаря удивительным функциям наиболее загадочного органа — плаценты, позволившей приматам прорваться во «вторую природу». Есть надежда на то, что уподобление инновационной деятельности функциям плаценты  будет оправданием уже традиционной приставки к парафразу «инновационная система» частицы «эко».

Теслинов А.Г., Гольцов С.В. Природосообразная стратегия выращивания инноваций. Плацентарный подход / Экономические стратегии. № 7, 2017.

© 2018 Андрей Теслинов // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru