< Плацентарная модель инноваций | Андрей Теслинов

Плацентарная модель инноваций

ПРИРОДОСООБРАЗНАЯ СТРАТЕГИЯ ВЫРАЩИВАНИЯ ИННОВАЦИЙ: плацентарный подход

Теслинов А.Г., Гольцов С.В. Природосообразная стратегия выращивания инноваций. Плацентарный подход / Экономические стратегии. № 7, 2017.

Аннотация

Создание плодоносящей инновационной эко-среды в стране сдерживается барьерами концептуального характера. В статье выделяется четыре группы таких барьеров. Предлагается стратегия их преодоления на основе сопоставления функций, необходимых для инновационного развития социальных практик, и природных механизмов рождения новой жизни. Это позволяет выйти к ряду прагматичных рекомендаций по созданию инновационной эко-среды для широкого класса отраслей деятельности. По аналогии с естественной динамикой родовспоможения подход именуется «плацентарным».

Предлагается поучиться у живой природы в рождении чуда – новой жизни.  Это происходит благодаря удивительным функциям наиболее загадочного органа – плаценты, позволившей приматам прорваться во “вторую природу”. Есть надежда на то, что уподобление инновационной деятельности функциям плаценты  будет оправданием уже традиционной приставки к парафразу «инновационная система» частицы «эко».

Ключевые слова

Инновация; инновационная инфраструктура; акселерация; эко-среда, плацента; развитие;

Концептуальные барьеры инноватики

Судя по количеству употреблений в государственной риторике терминов инноватики, по России идет волна обновления экономики и социальной практики за счет организации инновационной деятельности. И, как это происходит во время любого прилива, его волны вместе с новыми возможностями приносят и много «мусора».

К возможностям следует отнести создание в стране большого количества организаций и запуск программ, нацеленных на построение национальной инновационной системы: государственный фонд фондов и институт развития Российской Федерации (ОАО «РВК), Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, Фонд инфраструктурных и образовательных программ «РОСНАНО», ОАО «Российский Банк поддержки малого и среднего предпринимательства» (МСП Банк), Московский венчурный фонд и многие другие, деятельностно объединенные с 2015 года в государственную программу Национальной технологической инициативы (НТИ). Подобные крупные организационные решения послужили толчком к появлению более мелких – к созданию большого количества сервисных, финансовых, комплексных и других организаций (бизнес-инкубаторов, акселераторов, технопарков, технополисов и пр.). Классификация их не может быть завершена, поскольку речь идет о развивающейся социокультурной практике. Деятельности этих организаций подстегнули сначала практическую, а затем и теоретическую волны вопрошания инноватики. Эта сфера знания приобрела мощный импульс к развитию.

К «мусору» можно отнести примеры чужих опытов запуска инновационных процессов, целиком переносимые в российский культурный контекст. Так, неудачными сле

дует признать попытки следующих повторений:

  • Повторения корейского или сингапурского опыта организации рискованного (венчурного) наукоемкого производства в условиях спекулятивной (неинновационной) ориентации банковской системы;
  • Повторения опыта запуска успешных на Западе финансовых инструментов в условиях неработающего правового поля;
  • Повторения, например, индийского опыта взаимного «опыления» стартапов и предприятий в российских кластерах с остывшей за годы постсоветского торжества либерализма культурой сотрудничества;
  • Повторения надежд на интенсивный прирост инноваций на предприятиях, еще не вошедших в «четвертую веху инновационного развития», в которой все инновационные инструменты обращаются на организацию внутренней инновационной деятельности;
  • Повторения призывов к модернизации, то есть к стилизации (модерн – стиль) экономики страны в условиях, когда она нуждается совершенно в другом, в развивающем обновлении. Известно же, что модернизация беспорядка приводит к модернизированному беспорядку и не более.

Последнее наблюдение особенно отчетливо указывает на то, что затруднения в практике инновационной деятельности носят концептуальный характер.

  1. Во многих современных практиках размыто, то есть взято без концептуальных оснований представление о содержании инновационных деятельностей. Так, например, большинство российских инкубаторов для новшеств занимаются тем, что предоставляют малым предприятиям возможности доступа к профессиональным консультациям, доступа к производственным мощностям, к офисным помещениям и оборудованию в обмен на долю в акционерном капитале либо за ежемесячную ренту (2). Почти все здесь лишено смысла. О каких предприятиях может идти речь, если идеи будущего обновления находятся еще только в головах одиночек? Для чего доступность к чему-либо, если еще не ясно к чему и зачем? О каком капитале может идти речь, если в начале пути изобретатели находятся по другую сторону от любых ресурсов, кроме ресурса самой идеи?
  1. Другая концептуальная «яма» лежит на пороге решений относительно распределения ожидаемого успеха от инновационной деятельности. Доля, которую забирают акселераторы  у инноваторов от будущей прибыли составляет от 5 до 50% [9]. Многим очевидно, при большой доле «платы» за контакты и менторство инновации не выживают.

Большое количество возможностей стартапов убивается уже на стадии неверных расчетов заслуг инновационной инфрастурктуры (ИИ).

И вполне понятно, что новая жизнь струится лишь там, где эти расчеты точнее – например, в Сингапуре, где «рассчитан» один из самых высоких по результативности инновационных механизмов. Отчасти это объясняется тем, что эту небольшую страну пронизывает множество человеческих потоков, говорящих на разных (четырех государственных) языках и приносящих на интеллектуально продвинутый остров множество идей, инвестиций, активных людей, заинтересованных в новшествах.

Но есть и другие причины успеха инноватики. Например, там smart-government входит государственными деньгами в стартапы, и при их полноценном запуске легко выходит из них, не забирая с собой капитал. Разумеется, при малой доле оплаты труда за будущий успех не выживает сама ИИ. То есть, проблема поддержки новшеств не решается просто – здесь еще не было серьезных концептуальных решений.

  1. Третье скопление концептуальных затруднений находится в области организации деятельности различных форм инноватики. Для их существования необходима стабильность повторений. В них что-то должно быть неподвижным при том, что они работают с динамикой. Как писал Л. Витгенштейн, «чтобы дверь могла открываться, петли должны быть неподвижными» (3). Но неразумно отождествлять акселератор с конвейером, с «трубой», по которой «протекают» различные инновации. Здесь с каждым новым инновационным проектом должна меняться сама «труба» (4).
  2. Еще одну группу концептуальных барьеров инновациям образуют решения относительно контекста (условий) успешности вживления развивающих идей в социальную практику. Расхожий перечень проблем, например, малого инновационного бизнеса не меняется с начала тысячелетия: отсутствие правовой основы для инновационного предпринимательства; минимальная востребованность малого инновационного бизнеса; проблема кадров во всей ИИ; узкое разнообразие финансовых механизмов инновационной деятельности; отсутствие точных данных по инновационным предприятиям России; низкая мотивация исследователей и пр.

Как повысить производительность обновления социальной практики средствами инноваций в условиях таких барьеров?

Наш ответ состоит в том, что ее стоит соизмерить с производительностью самой живой природы и поучиться у нее. Она непрерывно обновляет себя замещением поколений средствами рождения людей из эмбрионов и далее – субъектов из людей. То же самое происходит и в инноватике – от зарождения идеи до заметного развития хотя бы одной социальной практики. Точно так же, как и в инноватике, безумное количество барьеров на пути превращения «хочу» в новое живое тормозит саму жизнь. И все ж она пробивается сквозь преграды. Эта аналогия вызывает вопрос – неужели в увеличении количества жизни мы не можем подняться над природой, научившись у нее самой? Природа зарождения идей подобна природе зачатия –это таинство.

Природа вынашивания идей до заметных перемен в социальной практике подобна природе вынашивания ребенка. Местом, где это происходит в живой природе, является плацента (детское место).

Благодаря плаценте млекопитающие прорвались в передовой фронт эволюции, временно увенчавшийся появлением человечества. У нее стоит поучиться для построения природосообразной стратегии развития инноватики.

Плацентарные функции инновационной инфраструктуры

Плацента – это взаимосвязанные, поддерживаемые материнским организмом оболочки, выполняющие все жизненно необходимые функции для развития из эмбриона плода и рождения новой жизни (5). Плацента выполняет все (!) функции внутренних органов плода, пока эти органы становятся и выходят на полную «мощность». Все, кроме сердца. Сердце у команды инноваторов должно быть свое. Все остальное может прирастать в здоровой плаценте. Именно состав ее функций и может служить прототипом плаценты для инноваций. Их несколько.

Функция обеспечения живородным материалом. В плаценте это материал – кислород. В инновационной деятельности этим материалом являются компетенции и финансы. Их должно быть в меру. Там, где на ранних стадиях вдохновленному своей идеей автору предлагают деньги под серьезную долю в будущем бизнесе, творческая беременность останавливается. Изобретатель берет их, потому что еще не знает последствий, но уже желает их. Ему, еще не знающему за что хвататься в первую очередь, предлагают поднять компетенции в том, что ему понадобится совсем не скоро – например, в ведении бухучета, в подборе нежилых помещений, в организации выставок. И стартап сгорает в «избытке» кислорода. На стадии инкубации изобретателю нужно лишь сконструировать первую «клеточку» будущего дела – продуктовое отношение. В первой функциональной оболочке плаценты для инноваций погибает первый батальон эмбрионов. Его накрывает «тяжелая артиллерия» Приказа Минэкономразвития РФ образца 25.04.2008 года № 119 требованиями к бизнес-инкубаторам. От них требуется совсем не то, что нужно для первых недель инновационной беременности.

Функция защиты от агрессивной среды. В живом организме эта функция выступает в виде иммунной защиты, ради которой создается гемато-энцефалический барьер (ГЭБ). Плацента избирательно пропускает к плоду антитела матери, для его защиты. Тем самым формируются зачатки будущей иммунной системы ребенка. В инновационной среде эта функция должна быть реализована признанием изначальной самобытности команды стартапа и «тонким» вмешательством в ее «генетический код». Помощникам стартапов следует защищать их от самих себя. Это означает – не прививать команде свою модель ведения дел. Так, например, подавляющее большинство современных российских акселераторов организовано патологически, поскольку заботится не о стартапах. Они заботятся о доходах, рассматривая в качестве своих клиентов инвесторов, используя в качестве «товаров» стартапы.

Взяв эту модель деятельности за образец, начинающие инноваторы окажутся без иммунной системы от соблазна заниматься доходами от перепродаж долей бизнеса вместо получения доходов от развития социальной практики.

Секрет работы иммунной системы состоит в том, что «плод» должен как можно раньше встретиться с вирусом, чтобы преодолеть его. Стартапы нуждаются в такой же вакцине. В этой функциональной оболочке плаценты для инноваций обычно погибает второй батальон эмбрионов. Его пленят соблазны венчурных игр, сбивающие с дороги на «выход» к рождению ради последующего развития себя и мира.

Функция обмена веществами. Эту транспортную функцию выполняет гемато-плацентарный барьер (ГПБ). С его помощью плацента не накапливает в себе, например, кислород. Он “подается” плоду непрерывно. Точно так же непрерывно выводится отработанное. Обмен идет непрерывно. ГПБ представляет собой высоко избирательный фильтр, работающий в обоих направлениях. В здоровом инновационном обмене все происходит точно так же. Стартапы получают от своих плацентарных помощников фильтрованную информацию, компетенции, контакты, снятый опыт, методы решения проблем, мотивирующие стимулы, финансы, людей и другие ресурсы. В обратную сторону движутся проблемы, идеи, запросы, ошибки – все то, что развивает «оболочку». Особенно выразительно этот взаимонаправленный процесс протекает в стартапах Индии, где выстраивается отличная от Запада модель инновационной деятельности. В ее основу положена не «раундовая» логика родовспоможения, а логика «возможностей вдохновленной толпы» (модель «шести опор» компании Mahindra). Эта идея заложена в действующую с 2013 года «Научную, технологическую и инновационную политику Индии», придавшую мощный импульс экономическому подъему страны.

Российские акселераторы большинством выбрали для себя другую традицию – традицию «смотрин». Вместо напряженной работы ГПБ в ней главным процессом является подготовка к «свадьбе». И здесь все по исконному порядку: выкуп невесты, венчание, регистрация, прогулка, банкет, драка, похмелье. Разрыв или приостановка обменного процесса проводит к выкидышам. В ГПБ инновационного процесса от третьего батальона эмбрионов остается полувзвод.

Функция питания. Плацента устроена так, чтобы на протяжении всего периода беременности плод снабжался всем необходимыми для развития. Плацента еще и способна выбирать способ «кормления». Это делается с помощью плацентарного лактогена. Обмен веществ может происходить разными способами – либо в виде их пассивной диффузии. Либо в виде принудительных толчков (осмоса). В инноватике вид трофической функции зависит от состояния команды стартапа. Учитывая особенности русской души, способ «кормления» в плаценте для инноваций должен выводиться из принципа Ле Шателье  — Брауна (термодинамического принципа подвижного равновесия), то есть быть принудительно-нелинейным. Тогда из полувзвода третьего батальона выживут хотя бы пятеро.

Выделительная функция. Она выполняется в плаценте «механикой» того же ГПБ. С его помощью убираются все продукты распада крови растущего плода.  Первое, от чего должна быть избавлена команда стартапа, это от сложившегося представления о распределении труда. Традиционно-пагубное заблуждение здесь состоит в том, что каждый в ней должен делать «свое дело»: изобретатель – изобретать, переговорщик – переговаривать и т.д. В инновационном процессе эта модель ведения дел не работает. Там, где это понимают, дело начинают с того, что решительно переучивают команду новой роли – «перебрасыванию экономических ресурсов из сферы малой продуктивности в сферу большой продуктивности» (6). Для этого мобилизуются способности непрерывно инициировать новые решения возникающих проблем, безжалостно отказываясь от отработавшего. Уместным обозначением этого типа деятельности может быть «фрактальные инновации» (самоподобные инновации). Второе, от чего должна избавляться команда стартапа – это от проектного мышления. Для рождения инноваций команда должна мыслить будущий конкретный продукт, сводя все помыслы и решения к нему. Вместо проектных команды должны становиться продуктовыми. К свету выходят только вторые. Из пятерых здесь один погибает. Оставшиеся четверо продолжают борьбу за жизнь.

Функция стимулирования активности процессов(гормональная).Стимулирование активности плода происходит по принципу «избыточного вознаграждения» (7) Развитие живого представляет собой процесс, в ходе которого его энергетический фонд прогрессивно увеличивается, достигая максимума во взрослом детородном периоде (негэнтропийная теория развития). При любом движении, при любой активности плода плацента дает ему чуть больше, чем требовалось, «поощряя» к увеличению активности (Рис. 1).

Эту задачу никак не решает практика «раундов инвестирования». Раунды – инструменты для инвесторов, а не для команд стартапов. Для того, чтобы выработать способность выживать, команда стартапа должна научиться непрерывно бороться с окружающим хаосом путём его упорядочивания. Это может происходить лишь при циклическом характере акселерации идей с нарастающей мощностью поддержки решения возникающих проблем. Только так у них может появиться новая (пятая) размерность. К четырем обычным у них должно появиться «второе время» – негеэнтропийное время, в ходе которого они обрастали бы дополнительными материалами и энергетическими резервами, усиливая свои адаптивные свойства. Это время должно приобретать ускорение (Рис. 2).

При слабости «избыточного вознаграждения» из оставшихся четверых стартапов один не выживает.

Функция разграничения – это предупреждение и разрешение конфликтов между плодом и матерью. Эта же функция должна действовать и в акселераторах. Поначалу команда стартапа должна быть максимально обеспечена материалами: компетенциями, контактами, людьми, финансами, квалифицированным временем и всем другим. По мере усиления ее способностей этот тип поддержки должен ослабляться, а нарастать другой. С какого-то момента команде необходимы «материалы», способствующие ее самостоятельности. Природе известен только один вид такого «материала – это проблемы. Команда должна увеличивать свои самостоятельные «встречи» с проблемами и их разрешение. Момент максимальной самостоятельности следует внимательно наблюдать, чтобы не опоздать с «родами» (Рис. 3).

Дело в том, что время становится дороже денег. С экономической точки зрения инновация — это не само изобретение, а реализованный способ его использования в процессах технологического разделения труда. Существенное, что продуктовая команда вкладывает в создание новой деятельности – это время. Сэкономленное в ходе акселерации время – это тот продукт, который может быть предложен управленцам крупных и средних компаний для усиления их позиций в конкурентной экономике. Здесь объектом продажи становится созданная в ходе акселерации сама компания. Именно поэтому момент «родов» инноваций является столь же значимым, как и роды человечьего детеныша. Недопереношенные стартапы болеют, чахнут и на горе «родителям» умирают. Но при взаимной поддержке оставшиеся в живых выходят из «окружения». Так от полка остаются двое.

Среди всех этих удивительных функций плаценты есть и такая, в которой можно различить не только заботу природы о зачавшемся плоде, но и о племени рода человеческого от неудачной попытки родов. Оказывается, существуют ситуации, когда плацента вырабатывает антитела направленные против своего плода. То есть, она предпочитает умертвить плод, нежели дать ему развиться с размытыми различениями. Это начинается с обострения чувствительности матери к неполноценности развития плода (сенсибилизация организма). Так срабатывает функция защиты филы (племени) от неполноценного индивидуума, способного понизить ее жизненные силы.

Филогенез защищается от неудачного онтогенеза.

В наших условиях эта функция ослаблена. Это видно хотя бы на примере инноваций типа «Дуальное образование», «Прикладной университет», «Нефизическая телепортация» и ряда других.

Жизненный цикл инновационной среды

Особенные этапы переживает и сама плацента – формирование, рост, зрелость, старение, смерть, новое рождение. Аналогия с этим таинством природы приводит к решению о том, что по отношению к каждому новому стартапу по сути должен выстраиваться любой объект ИИ. Это не новость – точно так же для каждого нового вида высотного здания сначала проектируется и создается вся технологическая оснастка для него: подъемный кран, технологические лифты и пр. И только после этого начинается стройка самого здания. То есть ИИ должна обладать свойством аутопоэзиса (8) – самопостроения, самовоспроизводства. Это свойство возникает у организаций, построенных по типу «открытых систем» (9). Но, судя по публичным предложениям ТОП-10 самых активных акселераторов в России, программы поддержки в них не меняются годами.

И все же, если после отработки всех функций плаценты для инноваций от полка, штурмующего прорыв к новой жизни, все же останется хотя бы один «воин», то это будет победитель, а его стратегия – победной. По ее подобию должна быть построена и стратегия организации инновационной среды как стратегия выращивания инноваций с максимальной рождаемостью новых здоровых социальных практик.

Литература

  1. Alasdair Trotter. Six Lessons for Corporations Building Innovation Accelerators // Innosight, вып.11 №2, август 2013 г.http://www.innosight.com/innovation-resources/strategy-innovation/six-lessons-for-corporations-building-innovation-accelerators.cfm
  2. Жуков А. Стимулирование инновационной деятельности малого и среднего бизнеса // Проблемы теории и практики управления, №4, 2001 с. 9-14.
  3. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат / Пер. с нем. Добронравова и Лахути Д.; Общ. ред. и предисл. Асмуса В. Ф. — М.: Наука, 1958 (2009). — 133 с.
  4. Dani Fankhauser. The Pros and Cons of Startup Accelerators // Mashable, 11 июня 2013 г.  http://mashable.com/2013/06/11/startup-accelerator-growth/
  5. Сапин М. Р., Билич Г. Л. Анатомия человека: учебник в 3 т. — изд. 3-е испр., доп. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. — Т. 2. – 496 с.
  6. Сэй, Ж.-Б.Трактат по политической экономии / Жан-Батист Сэй. Экономические софизмы; Экономические гармонии. — М. : Дело, 2000. – 229 с.
  7. Аршавский И. А. Физиологические механизмы индивидуального развития. — М.: Наука, 1982. С. 270.
  8. Матурана У., Варела Ф. Древо познания: Биологические корни человеческого понимания / Пер. с англ. Ю. А. Данилова. М.: Прогресс-Традиция, 2001. – 224 с.
  9. Берталанфи Л. фон Общая теория систем — Критический обзор // Исследования по общей теории систем. — М.: Прогресс, 1969. С. 23—82.

Можно оставить свою рецензию на статью.

© 2020 Андрей Теслинов // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru