< О некоторых возможностях концептуальных методов | Андрей Теслинов

О некоторых возможностях концептуальных методов

 

ВОЗМОЖНОСТИ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ МЕТОДОВ В РАЗВИТИИ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

Теслинов А.Г. Возможности концептуальных методов в развитии научного знания // Всероссийская научно-практическая конференция «Омские научные чтения» (1 – 16 декабря 2017 г.) – Омск. ОГУ, 2017. С. 848 – 850

Введение

Со времен Р. Декарта научный метод познания не изменил своих оснований. По-прежнему это очевидность (несомненность), анализ, синтез и контроль. Однако, испытание самого метода по этим же основаниям вызывает сомнение в его надежности. Так, применение к нему уже первого правила выводит к неизвестному – каковы основания нашей очевидности, если «видится» лишь то, что уже существует в языке (Л. Витгенштейн), что «позволено» научной парадигмой (К. Поппер), что наведено неосознаваемой схемой мышления (Л. Выготский)? Так же ненадежны и остальные правила. Анализ никогда не самостоятелен, поскольку всегда подчинен интенциям (Э. Гуссерль), которые в каждом акте исследования сознаются редко. Синтез – это акт воли, ведомой мыслью, то есть, тоже случай. А практикой перепроверяются лишь периферийные явления постигаемого, поскольку смысловое ядро всегда «прячется» за ними [1].

Видимо, первые правила научного метода становятся действительными основаниями познания лишь при условии, что они сами «закреплены» на какой-то устойчивой платформе. Это должна быть платформа откровений относительно исходных границ мышления самого исследователя. Поскольку это откровения о тех понятиях (концептах), на которых он сам «стоит», то они могут быть получены лишь специальными методами, работающими с понятиями [2]. Речь идет о проблемах концептуального характера.

Концептуальные проблемы научного исследования

Частыми проблемами такого рода являются хотя бы следующие три:

  1. Проблема выделения предмета исследования из всего другого. Она заключается в том, что любой «отрезок» исследуемой реальности (то, что называется «объектом» исследования) никогда не может быть взят нами целиком. Он открывает нам лишь ту свою грань (аспект), с которой мы устанавливаем важное для нас отношение. Эта неполнота преодолевается тем, что мы смиряемся с нею, сознательно беря в исследование лишь один из аспектов объекта («мир в скобках»), полагая, что все другие аспекты станут предметами в других исследованиях, если это понадобится. Но как это делать? И как удерживать предмет исследования без его подмены до конца? Назовем эту ситуацию проблемой «предмета».
  2. Проблема организации поля аргументов для доказательства гипотез. Она состоит в том, что при сложном предмете исследования почти всегда в нем что-то остается недоказанным. Даже при высокой ответственности исследователя сложно удерживать под контролем все поле его аргументов, если для этого нет надежных инструментов. Со времен Аристотеля таким инструментом считается логика. Но как ее задействовать в содержательно сложных исследованиях? И какую логику из трех десятков брать во внимание? Это проблема «доказательства».
  3. Проблема «добычи» новизны результатов исследования. Она проявляется не в том, что в сравнении своих результатов с чужими исследователям плохо удается увидеть действительные отличия и указать на новизну предлагаемого знания. Но в том, что исследователи редко выходят к новым результатам, содержащимся в их собственных утверждениях. Причина этому – слабость аппарата выведения следствий из тех отношений, которые он устанавливает для своих идей. Как в результатах конкретных исследований технологично порождать новое знание, развивая его само? И что принимать за новизну научного поиска? Это проблема «следствий».

Каковы возможности концептуальных методов в разрешении этих проблем?

О методах решения концептуальных проблем

Общими правилами мышления при разрешении таких проблем являются следующие [3]:

  • Любой предмет есть схема, произвольно выстраивающаяся нами для тех или иных задач. Она должна быть явно представлена (постулирована) в самом начале исследования и дисциплинировать (ограничивать) мышление исследователя на протяжении всего поиска. Так называемая «действительность» лишь повод для научного поиска – исследователь работает не с нею, а со схемой.
  • Схема должна приобрести концептуальный облик, то есть определиться в понятиях (в концептах, а не в словах) как в наиболее конструктивных формах мышления. Тогда она, возможно, станет дисциплиной для ума.
  • Любым физическим, математическим и другим моделям, которые выстраиваются и используются в ходе научного исследования, должны быть предуготовлены концептуальные схемы. Все подобные модели есть интерпретации концептуальных схем.
  • Возможности любой концептуальной схемы определяются уровнем ее абстрактности. Чтобы овладевать богатством конкретного содержания предметов, следует создавать предельно абстрактные концептуальные схемы (Г. Гегель, А. Зиновьев).
  • Оперирование концептами (концептуальными схемами) следует вести инструментально, не полагаясь на интуиции. Интуиции необходимы, но лишь при постулировании концептов на границе познанного (Г. Шпет).

Эти правила создают ряд возможностей снятия вышеназванных проблем. Так, проблема «предмета» разрешается концептуальными методами на пересечении следующих исследовательских стратегий мышления:

  1. Стратегия сбора и анализа интенсивности симптомов знаниевых проблем, которые «стоят» за затруднениями практики. Сгустки однородных симптомов указывают на тот предмет, который должен быть взят в исследование.
  2. Стратегия обоснования типа предмета. Он может быть взят феноменологически или механизменно. Здесь «механизм» – понятая организация объекта исследования (А. Богданов). Существуют и другие типы подходов к предметам: родовой / видовой; системный / эклектичный и пр.
  3. Стратегия выбора способа именования предмета. Прямые способы именования пригодны лишь для простых случаев. Чаще всего здесь помогают способы «уподобления» (через КАК), «назначения» (через ДЛЯ), «перечисления» (через ЧТО).
  4. Стратегия дробления предмета на самостоятельные блоки смыслов. Чаще всего в научных исследованиях берется не предмет, а предметная область, состоящая из нескольких предметов. В этом случае они должны быть сопоставлены в осмысленные отношения.
  5. Стратегия отбора предметов через осознание их отношений с типовыми конечными феноменами, которые должны быть поняты для преодоления затруднений исследуемой практики (объектов).
  6. Стратегия непрерывного контроля границ взятого предмета в ходе всего процесса исследования.

Проблема «доказательства» решается не ссылками на авторов, которые что-либо сказали по поводу исследуемого предмета, а иначе. Здесь непременно должны быть задействованы два типа логик: содержательная и формальная. Каждое значимое утверждение должно вводиться вместе с исходными предпосылками. Из них должны выводиться понятия, относительно которых в границах предмета нет сомнений (базисные понятия). Понятия должны вводиться как множества (как объемы понятий). Между ними должны точно устанавливаться отношения, отражающие существо предмета. Все это работа содержательной логики. Далее работает формальная: полученные конструкции должны быть введены аппаратными средствами, которые могли бы гарантировать хотя бы относительную непротиворечивость выводов. В концептуальных методах здесь работает родоструктурная математика, опирающаяся на исчисление высказываний. При такой организации мышления все результаты исследований оказываются «согласованными» с входными данными. Усилиями двух логик их доказательность технологично приводится к очевидности.

При всем этом проблема «следствий» решается тем, что новые результаты возникают сами собой, как те строго выведенные из концептуальных схем понятия, для которых еще не существует готовых интерпретаций. Вместо поиска похожих цитат новизна здесь доказывается поиском концептов, которые еще не воплощены в практику.

Так концептуальные методы становятся условием возможности действительно научных исследований. А следующие за ними методы исследования конкретных операций приобретают силу оснований.

Литература

  1. Бургин М.С., Кузнецов В.И. Аксиологические аспекты научных теорий. – Киев: Наукова думка,1991. – 180 с.
  2. Никаноров С.П. Концептуализация предметных областей. – М.: Концепт, 2009. – 268 с.
  3. Теслинов А.Г. Концептуальное мышление в разрешении сложных и запутанных проблем. – СПб: Изд-во “Питер”, 2009. – 288 с.

Можно оставить отзыв о статье.

 

© 2020 Андрей Теслинов // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru