< О ДВУХ КЛАССАХ ТРЕНДОВ В ОБРАЗОВАНИИ ЦИФРОВОЙ ЭПОХИ | Андрей Теслинов

О ДВУХ КЛАССАХ ТРЕНДОВ В ОБРАЗОВАНИИ ЦИФРОВОЙ ЭПОХИ

В статье обосновываются различия между двумя типами образования. Они влекут за собой два типа способов его цифровой поддержки. Приводятся характеристики основных трендов в этих направлениях развития цифровых технологий. На этом анализе делается прогноз об облике будущего образования. 

Ключевые слова. Образование, тренды, культура, развитие

.pdf >>

Введение

Издревле известен и по-разному проявляется закон, согласно которому «тонкое господствует над плотным» [7]. Так, органическая клетка господствует над атомной решеткой, смысл – над клеткой, дух – над смыслом. Поэтому преображение жизни и деятельности в цифровые формы надо признать обстоятельством объективным. Все другие варианты развития привели бы, если не к цифре, то к какому-то иному «тонкому» способу влияния на рукотворные процессы. Но теперь ведет цифра.

В первую очередь ее влияние коснулось внешних «поверхностей» людских творений – их форм. Теперь мы продолжаем делать все то же, что и прежде, но по-другому. И сакральное, и профанное записывается теперь не на бумаге, а на экране; передается не из рук в руки, а с одного экрана на другой; сохраняется не в шкафах, а в файлах.  Но постепенно изменение форм приводит в движение и содержание наших дел. Сакральное теперь скорее превращается в профанное, быстрее разносится по умам, влияя на поведение и отношения, меняя мир. То же самое происходит и в образовании. И здесь цифровая экспансия по-началу окрасила его формы и лишь теперь начинает преображать содержание. Подмена развития образования технологизацией его процедур стала следствием этой закономерности (Рис. 1).

Разумеется, явление это временное, поскольку «механика» диалектики с неизбежностью возвращает мир к равновесию, чтобы затем снова его нарушить ради развития. Замысел статьи состоит в том, чтобы публично осмыслить нашу творческую роль в этой жизненной пьесе, помогая замыслу Режиссера. Видится, что эта роль состоит в различении двух классов трендов в образовании, увлечение которыми двигает нами через цифру.

Догоняющие тренды

Этот класс трендов исходит из господствующего ныне назначения образования – обеспечивать готовность одних людей к работам, придуманных другими людьми. Само это назначение есть фрагмент картины, в которой как-то возникающие деятельности рождают требования к необходимым для них компетенциям, которые должны создаваться образованием в идущих туда людях (Рис. 2).

Эта логика побуждает образование «подтягивать» людей к уготовленным для них работам все более творчески, эффективно и разнообразно. А поскольку сами работы по каким-то выходящим за границы образования законам усложняются, то и от людей требуется усложняться, мобилизуя в себе не только soft skills, но и soft values и soft thinking. Цифровая реальность создает для всего этого необходимые условия, размножаясь в своих трендах. Это:

  • Увеличение разнообразия средств «доставки» образовательного контента;
  • Облегчение усвоения контента  за счет комбинированного задействования каналов его восприятия  (пока только двух из признанных пяти);
  • Дробление контента на короткие, квантованные доступные порции – короткие курсы, экранные messages,  life hacking;
  • Ускорение процедур обработки информации; Изменение отношений между участниками и средствами образовательного пространства [2];
  • Увеличение разнообразия оргформ обучения – к традиционным лекциям, семинарам, лабораторкам и самостоятельной работе добавилось еще около 40 других.

Этим образование прирастает технологически, догоняя перемены в деятельностях, к которым готовит людей. Но при всем этом оно остается догоняющим, обеспечивающим, поддерживающим, вторичным звеном в системе, направляемой целями, рожденными не в нем.

Доступные обновлению грани такого образования – это носители информации, модели образовательного процесса, методики учебной деятельности, организационные формы обучения и немногое другое. Разумеется, результатом цифровой поддержки в таком образовании как в деятельности будут изменения в «пятерке» ее базовых компонентов: в людях, в целях, в процессах, в методах и в отношениях между всеми этими компонентами. Если в этой механистичной реальности людей представить образовательными компетенциями, то образуется вполне прагматичная схема, по которой можно оценивать качество влияния цифровизации на догоняющее образование как на специфическую деятельность, претендующую на глубинную трансформацию своих компонентов. Оно несущественно (Рис. 3).

Цифровые тренды такого образования могут способствовать укреплению ряда типов деловых культур:

  • культуры должного,
  • культуры служения,
  • культуры совершенствования,
  • культуры процесса,
  • культуры ускорения,
  • культуры взаимовыгодного сотрудничества и некоторых других.

Но они никаким образом не создадут культуры ответственной субъектности, которою только и может направляться к своему устойчивому расцвету мир. Это след доиндустриального прошлого в отражении компьютерных приложений.

Опережающие тренды

Тренды этого класса исходят из места образования в картине мира, где как-то усложняющаяся реальность, создает вызовы людям, которые средствами образования находят смыслы, вызывающие к потребностям, порождающим необходимые им деятельности. В этой картине образование играет роль средства непрерывного подталкивания людей к опережению деятельностей, которые они сами выбирают для себя (Рис. 4).

Эта логика побуждает образование заниматься изобретением способов повышения качества смыслорождения людей. Это царство культуры [4]. Здесь образование становится средством культурогенеза, занятым подъемом мышления и субъектности людей [5]. Такая роль образования в обществе создает цифровому миру специфические вызовы:

  • Создавать условия для прорастания и утверждения в образовании нового образца (парадигмы). Есть основание считать, что это будет образование через проживание.
  • Создавать программы, поддерживающие подходы к образованию, придавленные пока образованием догоняющего типа. Это проблемный, личностно-ориентированный, контекстный, коммуникативный [6], культурологический и другие. Здесь человек рассматривается несколько шире, чем в практике создания искусственного интеллекта роботов, где их компетенции измеряются теми же ЗУН-матрицами (знание-умение-навыки), что и в современных стандартах образования.
  • Делать еще более серьезные шаги в сторону помощи людям в овладении символическим пространством культуры (по Ю.М. Лотману – семиосферой). Именно здесь по-настоящему вызревают личности, двигающие мир. Прямая передача информации  (цифровым текстом или оцифрованным ртом) и даже образно украшенные мысли учителей и тренеров (это, конечно же, разное) уже не «догоняют» сложность смыслов, которыми пора оперировать, чтобы поспевать за реальностью. Судьбоносное «несказанное» (по Л. Витгенштейну) теперь не  передается словами и даже множествами, и даже родами структур. Оно все настойчивее требует для себя язык онтологий и ступеней множеств [3];
  • Научиться использовать медиасферу не только для продвижения товаров и услуг в ослабленных ею сознаниях, а для повышения рангов рефлексии людей, заглядывающих в будущее (думать о том, как думать о том, о чем необходимо думать).

Для технологов цифрового мира два последних вызова побуждают к запуску нескольких трендов, на волне которых могли бы возникать разнообразные средства с необычными функциями:

  • Помогать анализу актуальной культуры. Пора научиться оценивать не ее периферию (гибкость, стабильность, внешний и внутренний фокус – по Д. Дэнисону), а ядерные структуры – смысловые коды;
  • Технологично, аппаратными средствами принуждать людей к анализу возможных «срезов» потока культуры (ее топологии, «начинки», чистоту «струй»), чтобы прогнозировать последствия наших творческих произведений. Это необходимо хотя бы для того, чтобы не создавать эволюционные тупики для живого – такие деятельности, как, например, «регистрация однополых браков». Конечно же, культура Европы ошиблась, двинувшись в сторону самоубийства перед лавиной  новорождаемых Африки и Азии.
  • Создавать такие цифровые платформы, которые помогали бы заглядывать в Неизвестное, порождая основания для выбора того, какие деятельности необходимо создавать в цифровую эпоху, а какие заморозить на век-два.
  • Помогать выбирать нужные модели культуры для их воплощения и строить средства для перехода к ним. Эти средства должны быть более эффективными по использованию полезной мощности человечества, чем прежние (по П.Г. Кузнецову). Для этого цифровые технологии должны «научиться» оперировать моделями культуры, которые многократно сложнее моделей биржевых комбинаций.
  • Помогать быстро, творчески и ответственно наследовать и изменять отобранные культурные образцы для усиления живучести наций. На сегодняшний день образование как-то справляется с двумя первыми параметрами этой функцией. Но мир все больше нуждается, чтобы поддерживалась третья – функция живучести от повышения ответственности. Цифра должна «научиться»  создавать и поддерживать этики. С изобретением блок-чейна шаг в эту сторону, казалось бы, сделан, но был мгновенно развернут в валютные коридоры, то есть, в сторону от образования.
  • Своими возможностями помогать разнообразиться учебным задачам, которыми только и создается образовательный эффект. От задач типа «повтори только быстро» (распознавательные), через задачи «угадай сколько лет длилась семилетняя война – 1, 2, 3, 4, 5, 6 или 7 лет» (репродуктивные) к творческим, типа «как мог бы быть устроен мир, в котором уже невозможно такое».

Дальше, если коротко, то речь могла бы пойти о цифровых трендах в направлении ускорения «горизонталей» развития культур и, особенно,  «вертикалей»; защиты их от саморазрушения; создания запрета на необразованность и других.

Общей характеристикой этих трендов может быть такая – они не должны позволять превращать образование в услугу, но должны превращать его в способ развития самой жизни. Какие цифровые технологии могут это? И все же по ряду признаков заметно, что тренды опережающего класса уже зарождаются.

Заключение

Скорее всего, представленные тренды цифровизации образования существенно изменят его облик. Наиболее существенно на это повлияют тренды второго класса. Вследствие этого:

  • Образование на дистанции потеряет свою особенность – дистанции исчезнут как признак отличия образовательных форм;
  • Программно-аппаратные средства будут соревноваться не в скоростях и качестве передачи цифр, а в эффективности задействования людей в мышление и деятельности развивающего типа, основанные на сознательной расчистке пути в Неизвестное;
  • Разумеется, как это снится работникам IT-индустрии, эти средства свяжут все со всем и приспособятся к различным образам жизни людей, интегрируясь со smart-devices. Но не это преобразит образование. Если его содержанием останутся методы продаж и финансовых манипуляций, то все это напрасно;
  • В них обострятся вопросы управления этическими отношениями участников образовательного пространства.

Это по-настоящему изменит мир.

Литература

  1. Ауробиндо Ш. Человеческий цикл. – М.: Новый век, 1992. – 352 с.
  2. Инновационные процессы в образовании. Тьюторство. В 2 ч.: учеб. пособие для вузов/под ред.С.А. Щенникова, А.Г. Теслинова, А.Г. Чернявской. – 3 изд. испр. и доп. М: Изд-во Юрайт, 2016.
  3. Никаноров С.П. Введение в аппарат ступеней множеств. – М.: Концепт, 2010. – 350 с.
  4. Пелипенко А. А. Постижение культуры: в 2 ч. Ч. 1. Культура и смысл . – М.: РОССПЭН, 2014. – 607 с.
  5. Теслинов А.Г. Образование взрослых как средство культурогенеза / Качество дистанционного образования: Материалы ХVIII Международной научно-практической конференции 14 декабря 2016 г. – Жуковский: МИМ ЛИНК. 2017. С. 73 – 75
  6. Тюпа В.И., Троцкий Ю.Л. Школа коммуникативной дидактики и гражданское общество // Дискурс. – 1997. – № 3-4.
  7. Шмаков В. Священная книга Тота. Арканы Таро. – Киев: София, 1994. – 510 с.
Теслинов А.Г. О двух классах трендов в образовании цифровой эпохи / Качество открытого дистанционного образования концепции, проблемы, решения (DEQ-2017). Молодежь и наука: Материалы XIX международной научно-практической конференции и научно-практической конференции студентов 08 – 22 декабря 2017 г.  – Жуковский: Международный институт менеджмента ЛИНК. 2018. С. 183 – 188.

© 2020 Андрей Теслинов // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru